Андрей Ленкевич
218  
Лекция5 сентября 2012
Фотография как фотография сегодня
5 сентября галерее «Ў» при полном аншлаге прошла лекция Андрея Ленкевича «Фотография как фотография сегодня».

Страницы

Из предыдущего его проекта я хотел показать одну фотографию, которая является для меня точной иллюстрацией того, что такое «Google Map» и, в принципе, глобализация. На снимке изображен массив обезличенных людей, ретушеры «Google» «обезличили» их на фотографии только для того, чтобы каждый из них сохранил свое лицо в жизни.

Вопрос из зала: А как в случае с «Google Map» решается вопрос с авторскими правами?

Пока такой проблемы не было. Фотографы, которых я называл, берут этот материал, делают выставочные проекты, выпускают книги. Скорее всего, «Google Map» относится к этому как к популяризации, рекламе своего продукта. Это первое. А второе, на этих снимках нет людей. Никто из них не может подать в суд. Ретушеры позаботились об этом. Мне кажется, на этих фотографиях нет субъекта, который мог бы подать в суд. Была одна девушка, которая попробовала это сделать за фотографию, где было сфотографировано ее белье. Но она его проиграла. Весь мир увидел ее нижнее белье на веревке, но не ее лицо. Поэтому ей не возместили ущерб. Это тоже такая пограничная ситуация, когда до конца не попятно, чье это и где проходит граница публичного и частного.

Далее возникает вопрос: а как сделать такую фотографию журналистской? Как ввести ее в поле традиционной фотографии? Оказывается, очень просто. Нужно проделать весь этот процесс: прескрин и так далее, сделать проекцию на стену и сфотографировать. И у «World Press Photo» нет причин сказать вам нет. Хотя в этом году они в связи с этим поменяли правила. Но в прошлом году парень проскочил и получил оценку за проект, сделанный таким способом. В таких проектах есть много очень красивых фотографий, абсурдных, с чувством юмора. Это для меня также один из ответов на вопрос, что такое современная фотография. Я уже говорил, что для своего определения современной фотографии убрал фиксированность момента. Мне кажется, фотоаппарат играет не главенствующую роль, а фотограф сегодня, скорее, генерирует идею. Во всех этих проектах видно, что он отбирает, часто не прибегая ни к каким фототехникам. В случае с «Google Map» бесплатно берет уже сделанный материал и работает с ним.

На примере этих проектов заметна важная вещь. Когда я 10 лет назад начал заниматься фотографией, важно было найти свой стиль, свою тему. Или сделать ее. Авторам был присущ определенный почерк. Сегодня такого почерка у современных авторов в основном нет, я имею в виду, единого, одного почерка. У многих авторов почерк меняется в зависимости от проекта, от того, что он хочет сказать, какую форму проекта выбирает и т.д. Это тоже такая примета времени, когда автору становится сложно точно выражать себя, говорить о чем-то только в одной форме: вокруг всё слишком быстро меняется. Я не говорю за всех фотографов, да, есть Гурский. Но, на мой взгляд, это, скорее, исключение. Кстати, Гурский называет Джеффа Уолла своим отцом, наставившим его на путь истинный.

11.jpg
Адам Брумберг и Оливер Кенерин, «Гетто»

Далее я хотел бы перейти к ребятам, которых сложно назвать фотографами в традиционном понимании. Они сами говорят, что не делают фотографии, но собирают, коллекционируют идеи. Их зовут Адам Брумберг (Adam Broomberg) и Оливер Кенерин (Oliver Chanarin). Это их предпоследняя книга – проект «Гетто», они сделали эту книгу за два года. Это около 10 локаций по всему миру – от тюрем в Южной Африке, «dreamcity» в Америке, Европе и до Аляски. Сейчас такой проект – от начала до издания книги – делается два года. Это показатель тех требований, которые нужно соблюдать, если вы находитесь на рынке. Эти ребята каждый год делают выставки, проекты, выпускают книги. С другими скоростями сегодня уже не получается. Здесь собраны 10 самостоятельных проектов – от того, как какие-то сумасшедшие люди делали автопортреты до суперкрутого проекта из африканских закрытых тюрем. О том, что они – действительно сумасшедшие ребята в хорошем смысле этого слова, говорит одна история. Охрана одной африканской тюрьмы рассказала им, что в проводах вокруг тюрьмы нет электричества. Эти ребята, конечно, проболтались, и, конечно, на следующий день случился побег.

Или еще одна история. Их пригласили выступить кураторами фотофестиваля в Кракове. Они долго думали, как его организовать. В результате позвали 20 писателей и попросили их написать вымышленные биографии любых людей, потом дали эти биографии засекреченным 20 фотографам и сказали: теперь вы этот человек и, соответственно, делайте из этого бэкграунда любой продукт. Далее, они никому не сказали, когда открытие, кто фотографы, всё происходило одновременно в нескольких местах, царила полная анархия. По всем отзывам критиков этот проект провалился. Конечный продукт – это были картины, инсталляции, графика – был очень плохой. Но это также показатель того, что такое современная фотография. А в этом году в Краков пригласили в качестве куратора Шарлотт Коттон (Charlotte Cotton).

12_2.jpg

Я держу в руках ее книгу, которая стала классикой теории фотографии «Photography as contemporary art». Фестиваль под ее кураторством получился интересным: было много различных медиа и других форм фотографии. Я неслучайно принес ее книгу. Однако месяц назад в интервью Шарлотт Коттон сказала, что такую книгу сегодня она уже не смогла бы написать, точнее, это была бы уже другая книга. Поэтому если вы хотите читать о современной фотографии, то эту настольную книгу для нескольких поколений фотографов можете уже не покупать, а искать какие-то последние ее работы. Это книга так и не была переведена на русский. Поэтому когда меня спрашивают, что нужно сделать, чтобы быть фотографом, я говорю, что нужно выучить английский язык, и это правда.

13_2.jpg
Адам Брумберг и Оливер Кенерин, «Portable Monuments»

Возвращаясь к проекту Адама Брумберга и Оливера Кенерина, вот три фотографии. Это уникальные работы в единственном экземпляре огромных размеров, 3х4 м, сделанные специально для галерейного пространства. Мне они очень нравятся. Как вы думаете, что зашифровано этими разноцветными кубиками на этом снимке? Это одно из главных мировых событий этого года. Эти ребята очень начитанные и образованные. Они узнали, что Бертольт Брехт, отец эпического немецкого театра, который был коммунистом, на основе различных фотографий писал стихи. Он брал различные снимки «загнивающего» Запада (сам он жил в ГДР) и условно описывал их стихами. Например, изображение сталеваров послужило материалом для появления такого его стихотворения. Это мой вольный перевод:

Сталевары, что вы делаете?
Мы делаем вагоны.
Для чего вы делаете вагоны?
Потому что мы хорошие сталевары.

И так далее. И, наконец:

А что же вы делает с этой сталью?
Мы делаем из нее оружие.
А зачем вы делает оружие?
Чтобы жить.

Вот так Брехт развлекался: брал иконические для Запада снимки и описывал их с точки зрения социализма. Что сделали эти ребята? Они подумали, что раз Брехт таким образом создавал свой код, то мы можем попробовать сделать свой, только наоборот, создавая фотографию. Они взяли за основу такие кубики, цвета и зашифровали с их помощью то, что я обозначил как главное политическое событие года – смерть Каддафи. И мне кажется, если спросить этих ребят, они точно ответят, почему это событие выглядит именно так.

Как человеку, который пришел из журналистики, мне нравится в их работах то, что они никогда не делают ничего иллюстративного, они всегда критичны, социологичны, всегда рассказывают какую-то важную историю. Например, в «Гетто» есть прекрасная фотография листочка. Это отсканированный на сканере лист дерева, где только контекст говорит о том, что это за фотография. Когда Адам и Оливер ездили по Палестине и Израилю, они заметили, что, когда смертник себя взрывает, все листья с деревьев от силы удара опадают. Они подобрали один из таких листиков и поместили его в книгу как отдельный арт-объект.

14_0.jpg
Адам Брумберг и Оливер Кенерин, «The Day Nobody Died»

Мне также безумно нравится следующий проект – «День, когда никто не погиб». Мне кажется, бессмысленно смотреть эти фотографии на проекторе, их нужно видеть в реальности. Потому что это большие куски фотобумаги – 4х6 м – с изображением таких вот засветок. Это тоже серьезная журналистская работа. Они поехали в Ирак, взяли с собой рулон фотобумаги и отрывали куски, засвечивая их, в день, когда никого не убивали. Если говорить о форме, то можно сказать, что это связано с фотографикой. Они разворачивали эти куски фотобумаги к солнцу и засвечивали, потом проявляли. В белом галерейном пространстве эти работы выглядят, конечно, очень красиво и эффектно. Но когда читаешь историю этих снимков, ужасаешься, потому что речь идет об убийствах.

У меня была похожая история, когда я встретил одного человека, купившего фотографию, он как раз забирал принт. Я спросил, знает ли он, что здесь изображено? Он ответил, что нет. «Лесбийская семья», – говорю я. Этот человек почему-то потерял дар речи. То есть если вы хотите продавать какие-то провокационные работы, не всегда нужно говорить, что на них изображено. Как и в данном проекте.

Если вам понравились эти ребята, советую зайти на их сайт, который дословно переводится как «обрезанная печень». Там можно увидеть их последний проект о войне. Это, на мой взгляд, просто гениальная история, сделанная как своеобразный ребус, и для меня это современная фотография. Они играют с архивными фотографиями из Афганистана, Вьетнама, Второй мировой войны. А рядом дают линк на оригинал этой фотографии, взятой в другом месте. Некоторые линки уже не открываются, потому что, возможно, с сервером какие-то проблемы. Для меня это также показатель того, что фотография сегодня не зафиксирована. Их проект гениально визуализирует это. Они показывают вам, мол, смотрите, эту фотку мы брали вот здесь, но вы уже не можете посмотреть исходник, он теперь есть только в их книге.

15_2.jpg
Адам Брумберг и Оливер Кенерин, «People in trouble»

Страницы