Томас Бон
125  
ЛекцияМинск8 сентября 2014
Зубры или партизаны? Открытое письмо автору «Малой падарожнай кніжкі па Горадзе Сонца»
8 сентября 2014 года в рамках проекта «Европейское кафе: открытое пространство Европы» состоялась лекция немецкого историка Томаса Бона «Зубры или партизаны? Открытое письмо автору "Малой падарожнай кніжкі па Горадзе Сонца"»

Страницы

О лекторе: Томас Бон (Thomas Bohn) — историк, велосипедист и футбольный болельщик. С 2009 года является профессором истории Восточной Европы в Университете имени Юстуса Либига в Гиссене (Германия). В 1996 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Русская историческая наука с 1880 по 1905 год» (Russische Geschichtswissenschaft von 1880 bis 1905. Köln: Böhlau Verlag, 1998; Санкт-Петербург: Олеариус Пресс, 2005) в Гамбургском университете, а в 2004 году — докторскую диссертацию на тему «Минск — образцовый город социализма» („Minsk - Musterstadt des Sozialismus“. Köln: Böhlau Verlag, 2004; Москва: РОССПЭН, 2013) в Йенском университете. Исследовательский проект, которым занимается Бон в настоящий момент, имеет название «Национальный парк Беловежская пуща. Человек, животное и окружающий мир в польско-беларусском пограничье».

Томас Бон: В 2006 году на немецком языке вышла книга с интересным названием «Путеводитель по городу солнца», которая стала для меня откровением. К этому моменту я уже закончил манускрипт своей докторской диссертации о столице БССР после Второй мировой войны. Мой Минск — это только мир, отраженный в архивах. Как старательный немецкий первопроходец, я прежде всего расчистил советский документальный мусор. Но насколько же интересно было узнать от Артура Клинова, что беларусские «пАРТизаны» снова активизировались! Возможно, нам стоило бы вместе поразмыслить о наследии «социалистического города» и последствиях советской модернизации. Правда, я уже отошел от темы индустриализации и урбанизации. В настоящий момент меня интересует скорее экоистория, или отношения человека и природы. У внешнего наблюдателя исчезновение деревень и осушение болот вызывают столько же интереса, как «город Солнца» или «город-герой». Чтобы представить свою книгу, опубликованную в Германии под названием «Минск – образцовый город социализма», а в России под названием «Минский феномен», я хотел бы высказать несколько комментариев к «Путеводителю по городу Солнца».

При этом я начну с пункта несогласия и закончу предложением альтернативы со своей стороны. Несогласие касается моего личного впечатления о городе Минске. Мое альтернативное предложение основывается на профессиональной оценке культурного андерграунда или слоев исторической памяти. Между рассуждениями о различиях и сходствах следует привести терминологический экскурс по «горадзе СОНца» и «соцгороду». Нам понадобится задний план для того, чтобы высветить проблемы. Кто или что такое беларусы? Какую роль играют ландшафты и символы? «Город-герой» нуждается в эталонах. Это партизаны или зубры? Вот в чем вопрос!

1. Несогласие

Артур Клинов в своем путеводителе не раз обращается к читателю. Дважды звучит вопрос о том, въезжаете вы в город на поезде или на машине. Рекомендуется проехать через город с запада на восток поздно вечером. Почему? С одной стороны, автор воспринимает Привокзальную площадь или бывшую площадь Ленина как ворота города Солнца. С другой стороны, он понимает новый Минск как преддверие новой Москвы. Между прочим, в отношении прибытия в город есть интересные альтернативы. Например, в фотоальбоме, изданном в 1967 году, под изображением повозки на улицах беларусской столицы можно прочитать: «... даже на лошадях люди стремятся в Минск со всех концов мира» [1].

Журналист Вольфганг Бюшер в самом прямом смысле слова сделал следующий шаг и предпринял 10 лет тому назад «пешее путешествие» из Берлина в Москву с остановкой в «самой сложной стране мира». В своей книге он передает потрясающее впечатление от беларусской столицы: «Минск был светло-серым массивом, восставшим в один момент посреди равнины. [...] Это была красота и порядок, которых стремятся достичь на сцене перед премьерой» [2, c. 103]. Но не только это. Как типичный немец, промочив горло прохладным пивом, риторически примерил роль города следующим образом: «... Я город как кулиса и спектакль ... Я Сталин, я автор Минска, я молод, я дитя войны, дитя победы. [...] Я скинул с постаментов безобидных старых декоративных богов и заменил их живыми богами с кулаками и карабинами, рабочими и солдатами...» [2, c. 104-105]. Кажется, будто Бюшер столкнулся с «партизанской республикой» без партизан, с культурной пустыней, из субстрата которой возник журнал «pARTizan» [3, c. 7].

Моя первая встреча с Минском была несколько иной. В один прекрасный сентябрьский день в 1997 году я с двeнадцатичасовым опозданием прибыл в беларусскую столицу на самолете «Белавиа». Как бы то ни было, я въехал в Минск с востока по следам социалистического форпоста перед Западом. В данном случае я хотел бы ещё раз обратиться к «Путеводителю» и рассмотреть детские воспоминания Клинова. Первое предложение книги, со ссылкой на Кампанеллу, начинается с признания, что автор родился в «Городе Солнца». Во втором предложении появляется бетонная плита или даже бетонная пирамида, которая оказывается лестницей в доме. Бетон содержит отсылку к СССР эпохи Брежнева. В отличие от этого, исследовательский интерес в моей книге обращен к сталинскому или постсталинскому городу. Речь идет о превращении ранее еврейского города в русский, или о реинкарнации советского города, который после Второй мировой войны восстал из пепла, как феникс. Тем самым жизнеописательной перспективе очевидца я противопоставляю научное наблюдение историка.

Так что там с моим первым впечатлением от Минска? Во время поездки на автомобиле по вечернему проспекту «солнечного» города я чувствовал, что меня как будто перенесли в музей социалистического реализма под открытым небом. Хотя по мере приближения к центру напряжение росло, впоследствии самое глубокое впечатление оставила вовсе не архитектура. Ярче всего в памяти сохранилась картина, представшая передо мной с наступлением темноты на улице, где я поселился. Напротив гостиницы Беларусского государственного университета находилась «Дискотека Карла Маркса». Я задался вопросом: «Речь идет о знакомом пространстве европейского города или об иронии судьбы постсоциалистической трансформации?»

Страницы