Алексей Шинкаренко
фотограф, основатель и руководитель Минского Центра фотографии. Куратор групповых и персональных фотографических проектов.
512  
ЛекцияБрест6 ноября 2015
О чем говорят фотографии?
1 ноября в Витебске и 6 ноября 2015 года в Бресте, в рамках проектов Театр «Крылы Халопа» и «Европейское кафе – открытое пространство Европы» состоялась лекция Алексея Шинкаренко «О чем говорят фотографии?».

Страницы

В заключение поработаем с конкретным примером и еще раз пройдем все этапы анализа. Давайте попробуем восстановить контекст, посмотреть, как мы можем прочитать фотографию. Будем действовать как опытные зрители, вооруженные инструментарием.

Фрагмент страницы из альбома Иосифа Стабровского «Кровавый след». Из коллекции Слонимского районного краеведческого музея имени И. И. Стабровского 

Вопрос из зала: Хочу уточнить, важно ли, что вокруг фотографии?

На самом деле важно. Вы можете начать: я вижу фотографию, наклеенную на страницу. Это старая фотография, которая выцвела с ходом времени. А дальше можно продолжать описывать. Дальше представьте себе, что вы в первый раз такое видите и не знаете, кто такая медсестра. Дайте себе паузу для того, чтобы всмотреться. Кто-то предположил, что это женщина, можно сказать, что это человек, фигура человека в дверном проеме, облокотившегося на косяк. Что еще мы видим? Фигуры, похожие на людей. Что еще?

Из зала: Вагон с окном, на окне стоит чаша или еще что-то.

Да, вы уже начали предполагать, что это вагон. Можно описать более подробно: мы видим бревенчатую конструкцию, похожую на вагон – из-за того, что она опирается на колеса и скорее всего стоит на рельсах. Возможно, дальше мы видим вокзал или какой-то перевалочный пункт, где останавливаются поезда. И поскольку мы умеем читать, мы видим надпись «перевяз». Наверное, это санитарный вагон. И чем больше мы будем всматриваться, тем больше будет деталей: мы видим чашки, грязную поверхность, но при этом одежда у женщины совершенно белоснежная. Давайте попробуем прочитать ее фигуру. Пропустим, что это медсестра, попробуем прочитать что мы видим в этой фигуре.

Из зала: Если мы предположили, что это медсестра в перевязочном вагоне, – значит, она ждет пациента на перевязку. Первоначально захотелось зайти в эту дверь, потом взгляд скользнул ниже и захотелось зайти в палатку.

Я задам еще пару наводящих вопросов: что говорит нам язык жестов? Медсестра позирует, понимая, что ее фотографируют и чувствуя себя уверенно. Она вышла на крыльцо как хозяйка своего дома, что, можно предположить, она всем телом демонстрирует. Учитывая, что эта фотография начала века, мы понимаем, что камера стоит на штативе и женщина не случайно попала в кадр. Скорее всего, и остальные люди знают, что здесь присутствует фотограф, у него камера, ему нужна длинная выдержки и концентрация. Поэтому она позирует фотографу в белой одежде, возможно, она специально ее надела. Возможно, мы видим какие-то украшения на руке (хотя я думаю, что это дефект фотографии). Я еще скажу: это нетипичная поза для того времени, тогда люди фотографировались статуарно и не выражали ничего. Это уже другой тип фотографии, появившийся в то время. Во-вторых, женщина – редкий объект на военных фотографиях. Первая мировая война, одни мужчины, женщины могли только окопы копать, и их не было видно вообще – ни лиц, ни эмоций, они просто объекты и все. Это одна из единичных фотографий, на которых женщина демонстрирует свой характер.

А сейчас я покажу, с чем соседствует эта фотография и расскажу о контексте этого снимка.

Фрагмент страницы из альбома Иосифа Стабровского «Кровавый след». Из коллекции Слонимского районного краеведческого музея имени И. И. Стабровского

Это фотография из альбома полковника артиллерийского полка армии Российской империи родом из-под Слонима, Иосифа Ставровского. Он хранится в Слониме, сейчас в ужасном состоянии, весь разобран по страницам, и его до сих пор не издали – но это отдельная история о том, как хранится у нас фотографическое наследие. Ставровский назвал этот альбом «Кровавый след» – это его летопись войны, то, что он видел своими глазами. Мы знаем, что он был археологом, краеведом, у него был свой небольшой музей. Это был образованный человек, элита. Когда началась война, его взяли полковником и обязали командовать артиллерийским полком, и он прошел всю войну. В альбоме отразилась его страсть к коллекционированию, а в подписях к фотографиям – его педантичность. Там есть серии фотографий из госпиталя – солдаты с оторванными конечностями, – страницы, посвященные газовой атаке, бытовым сюжетам, солдаты в окопах. При этом Ставровский все подписывает – эти тексты тоже очень важны, они создают свой контекст. Фотография, которая рядом со снимком медсестры – скорее всего, не его, это заимствованный снимок, подписанный «Немецкие сестры милосердия».

А теперь я покажу полное изображение альбомной страницы. Я намеренно его кадрировал, чтобы дать пример того, как мы уходим из фотографии в свои мысли и интерпретации, и как далеко наше прочтение образа может уйти от реальности.

Фрагмент страницы из альбома Иосифа Стабровского «Кровавый след». Из коллекции Слонимского районного краеведческого музея имени И. И. Стабровского

Это мемориальная фотография, хотя и не похожа на нее. Медсестра покончила жизнь самоубийством – может, не из-за войны, может, это была неразделенная любовь, но мы не видели тех ужасов, которые видела она. Обратите внимание на дату: 31 декабря.  Тогда были особо влиятельны православные традиции, и покончить жизнь самоубийством – это серьезный поступок. Но может, это и не грех совсем, учитывая, в каком аду она была? Рядом Ставровский разместил открытку и эпитафию: «Сражен морозом, увядая, безжалостно гибнет цветок, так погубил тебя, увлекая, житейского моря поток».

Это пример настоящего арт-объекта – потому, что количество знаков, которое здесь присутствует, позволяет создавать целые поля интерпретаций. Очень сильная экзистенциальная вещь. Хотя наверняка человек, который ее создал, не думал, что создает произведение искусства.

Практически любую фотографию автор и зритель могут сделать произведением искусства, погрузив ее в определенный контекст. То есть нужно найти значение этой фотографии, а если вы автор – найти, как ее представить, и дать другому человеку ключи, как это прочитать. Нельзя находиться в снобистской позиции: я художник, я повесил, если вы не разбираетесь – это ваши проблемы. Сегодня искусство, экспозиционные формы, работа куратора – это все искусство выстраивать диалог. В этом и заключается мой призыв.

Страницы